ОТЧЕТ  ОБ  ЭКСПЕДИЦИИ  В  БЕЛОРУССКОЕ  ПОЛЕСЬЕ,  СОСТОЯВШЕЙСЯ 18 – 24 ИЮЛЯ 2004 ГОДА

  Внимание! Автор отчета и единственный член экспедиции принял решение изъять из подготовленного для сайта варианта отчета практически все сведения о собранной в ходже экспедиции научной информации – до ее публикации в «бумажных» изданиях. Это сделано потому, что меня уже достали аномальщики-сосуны, проводящие экспедиции по «чужим» местам и собирающие информацию для своих книг и статей не бегая по архивам и  старожилам, а сидя дома и просматривая рассказы о чужих исследованиях...

Скажу лишь, что во время экспедиции было собрано много сведений о сохранившихся на территории Беларусии с языческих времен культовых объектах. Взглянуть на некоторые каменные идолы того времени вы можете здесь.

  Таким образом, нижеследующий рассказ является вычещенным и представляет собой всего лишь путевые заметки. Чтобы облегчить поиск полезной информации «путеводческого», так сказать характера – сведения о виденных мной достопримечательностях и географических особенностях будут выделены зеленым цветом.

 

Дневник экспедиции:

18 июля

На семичасовом дизеле Вяземского направления доехал до любимой позиции на Киевской трассе (где был около 8 ч. утра), потом на грузовике до 16-го километра, и на «Оке» с мужиком в камуфляже за рулем до поворота на Бабынино. В обоих случаях голосовал минут по 10. Еще минут через 10 остановился микроавтобус-«мицубиси», но на мой вопрос: «Не такси ли?» водитель удивленно протянул: «А вы бесплатно хотите?» - и я его отпустил с миром. Еще минут через 10 остановилась «Волга-31» - как оказалось, до самого Мозыря! Водитель ее, предприниматель из Обнинска, ехал туда второй раз в жизни на пилораму – менять по бартеру лес на овощи. Был он доброжелательным, но не слишком разговорчивым, хотя, думаю, о том, что меня взял, не пожалел: именно я поведал ему о наличии объездных вокруг Брянска и Гомеля. Интересно, что на последней он подвез тюленей на 4 км, у коих, не поверив мне, остановился спросить дорогу – и от протянутого ими гонорара категорически отказался.

Рассказал, что когда ехал из Мозыря в Чернигов, примерно в 40 километрах от города в сторону Украины видел у дороги огороженный, ка памятник природы,  древний дуб из четырех стволов, причем стволы так изогнуты, что как бы обтекают некий невидимый шар или сферу.

В Мозыре были в 16 часов. Банки, музеи ес-но закрыты – воскресенье, а я что-то постеснялся выйти на таможне поменять деньги. Так что ничего не оставалось делать, как идти отдыхать на природу.

Перед въездом в Мозырь на берегу Припяти раскинулся огромный песчаный пляж – частично обустроенный, частично дикий.  Отдыхающих много – благо, погода жаркая. Спросил у нескольких человек, где найти место для палатки – чтобы были лес и мало людей. Единогласно послали вниз по реке – типа, «пройдешь с километр - и будут сосны». Увы, в реальности  они  отделены притоком Припяти, непреодолимым вброд, так что пришлось вернуться назад к мосту, по нему перейти через обе реки и вновь двинуться вниз по проселку. По лугу ходить сложно – пойму пересекают мелиоративные канавы с ручьями, хотя и не глубокими. Направившись к показавшемуся впереди сосняку,  обнаружил, подойдя ближе, что представляет он собой узенькую лесополосу с двумя проселками и несколькими кострищами, а впереди – ограниченные колючей проволокой огороды. Обходить их было уже в лом, так что кинул рюкзак, пару часов подурковал, и поставил палатку – ясно было, что тусуются здесь не пикничники, а огородники,  каковые уже не появятся, раз уж их нет – все же вечер воскресенья. Так и получилось. В будущем, в такой ситуации, лучше все же проезжать или проходить  Мозырь и становиться на ночлег ниже его. Тем не менее, ночь прошла нормально. 

Палатку в одиночку устанавливал так: сначала к двум деревам крепил растяжки тента, а потом подсовывал стойки. Гораздо удобнее, чем обычно, так что так надо поступать всегда, когда ночуешь в лесу и можно найти два подходящих дерева.

19 июля 

Утром оказалось, что все обменники начинают работу в 9, так что пошел в местный педуниверситет, чтоб не терять время. Перед входом обнаружилась огромная толпа абитуриентов, коих вызывали по списку, и дежуривший у дверей старшекурсник заявил, что вряд ли кто со мной будет говорить, но все же я прошел к столу приемной комиссии и они мне указали на молодого мужчину, поднимавшегося по лестнице: он оказался преподавателем филфака. Далее он, несмотря на понятную спешку (экзамены!), провел меня в спортзал, где мы и поговорили. Вначале, впрочем, познакомились: Кошман Павел Григорьевич. 

         Быличкам в «педе» внимания уделяют мало. Павел точно помнит, что в районе весьма распространены былички о встречах (и в наши дни) с русалками – их представляют красивыми нагими девушками.

         На одной из площадей Мозыря обнаружился удивительный фонтан: в центре его парят то ли гипсовые то ли бронзовые девушки-нимфы-наяды: босые, в облегающих сорочках, не скрывающих груди с вполне набухшими сосками. Фонтан был явно построен в советские времена (впрочем, в Беларуси они такими и остались). А еще говорят, в СССР секса не было!

         Пошел в краеведческий музей – их в Мозыре даже два, рядом, но знают об их местонахождении  не все горожане, надо спрашивать «военкомат» или «гору Коммунаров». Чем музеи отличаются, так и не понял – в воскресенье и понедельник в обеих выходные.

         Все же поговорил с оказавшимся в одном из них научным сотрудником и осмотрел экспозицию. Задержался у стенда с образцами минералов Мозырщины. Оказывается, у них есть и дымчатый кварц, и розовый, и горный хрусталь в виде довольно больших кристаллов, и даже змеевик! Тут же, правда, было сказано, что в основном в мелких проявлениях и на большой глубине.

         Спросил: где лучше поменять деньги? Музейщик ответил, что в банках курс примерно одинаков, хотя он не знает точно, а на рынке, хотя и получше, он менять не советует: в Беларуси это все еще уголовно наказуемое деяние и могут подставить.

         Проходя мимо какого-то частного банка, увидел, что курс 68,5 белорусских за российский рубль, а в стоявшем чуть дальше Сбербанке: 71,5 за рубль. Там и поменял. Позже мне сказали, что черный курс: 75 зайцев за рубль.

         Затем от места, называемого Примостовая на автобусе за 485 бел. руб. доехал до Калинковичей, пешком прошел  2 км до выезда (слива с объездной), где был около 11 часов. На позиции уже имелось два тюленя, встал за ними, и тут явился третий – довольно интеллигентного вида. Подошел ко мне, сказал, что работает в колхозе, ждет свою машину, каковая то ли прошла, то ли нет, и начал грузить теологией, причем с баптистским уклоном. Рассудив, что мне с ним в дальнейшем дел не иметь, я по приколу не стал скрывать свои взгляды, и стал с ним вести мировоззренческую дискуссию об устройстве Вселенной и божественном начале. В конце концов мужик исчерпал аргументы и замолк. Правда, потом, когда я махнул бензовозу, он еще изрек:

         - Да им запрещено попутчиков брать, разве что только сопровождающих. Хотя, может быть, Господь его (водилу то есть – А.П.) вразумит...

         Вскорости подошла его машина – «КамАЗ» и он сам предложил доехать 4 км с ним. Так я и сделал, и на прощанье он пожелал мне успехов «с Божьей помощью».

         Хотя подозревал, что стоять придется долго (тюлени-то позади никуда не делись) меня взял первый же вынырнувший из того же колхозного поворота бензовоз с включенной мигалкой! Надо же – вразумил–таки Господь водителя, чтобы тот подвез атеиста!

         Глядя на пейзажи за окном, обратил внимание на то, что лежащие в лесах вдоль трассы ледниковые валуны ярко раскрашены, а нередко на них намалеваны лозунги, вроде «Не бросай спички в солому». Водитель объяснил суть увиденного так:

         - Да нет, специально эти камни издалека не возят. Это если поблизости валун подходящий есть, так его и приспосабливают, чтобы без дела не лежал.

         Дааа... Вряд ли дорожники, «приспосабливая» таким образом камни, проверяют их астрономическую ориентацию или, до того как их раскрасить, обследуют поверхность на предмет древних рисунков...

 Общаясь за жизнь (по нашим делам – ничего) доехали до поворота на Житковичи. Там я  простоял минут двадцать и сел в «ГАЗель» дорожной службы – до поворота на Микашевичи. Там обнаружилась «тюлениха» - симпатичная девушка лет 25, первой со мной заговорившая. Едет она до своей деревни недалеко от Лунинца, по нашим вопросам ничего не слышала, но общались очень приятно.

Поток грузовиков-самосвалов был довольно большой, но все машут «сворачиваю». Как сказала новая знакомая, рядом большие и знаменитые карьеры, где добывают и тут же перерабатывают гранит на щебенку. В советские годы возили камень чуть ли не во все концы европейской части Союза.

Наконец, остановился более дальний «МАЗ» и девушка уехала. А я простоял еще час – потока никакого, одна машина в 3 – 5 минут. Ко всему еще подошла группа тюленей – семья из 4 человек: ребенок, бабка, муж с женой лет по 40. Вначале встали передо мной, но я возмутился, и они прошли дальше.

Остановился пикапчик с двумя рядами сидений, и я особо четко предупредил водителя, что надеюсь на альтруизм – ведь рядом стояли тюлени! В ответ он сказал:

- Да мне все равно, заплатите вы или нет. Я так понимаю, что автостопом путешествуете?

Оказалось, мужик довольно продвинутый, ходит на достаточно дальние рейсы и слово «автостоп» знает. Впрочем, посадил он и бегом подбежавших тюленей, со всеми ихними многочисленными баулами. Они ехали до Пинска и вылезли раньше – но платили или нет, я не усек, если и платили – то тогда, когда доставали из багажника свои вещи, вне машины.

Отмечу, что трасса на участке Гомель – Пинск проходит среди чистых сосновых лесов, почти без подлеска, с многочисленными реками и мелиоративными канавами – так что места для лагеря, если надо, найти не сложно. Однако над головой было ясное небо и всего четыре часа...

Шла машина почти до Бреста, и я, подозревая, что Лунинецкий музей тоже в понедельник не работает, решил ехать до Кобрина.

Вначале я хотел вылезти в Кобрине, чтобы посмотреть знаменитый Днепробугский канал, но впереди показались колоссальные тучи, а ведущий работавшего в машине  брестского радио сообщил:

- За окном студии идет такой сильный грозовой  дождь, что давно не помню такого!

Водитель заметил, что недавно, недели две назад, под Брестом прошел настоящий ураган, навалявший много деревьев. 

В свете метеопрогноза, не доехав километров пять до Кобрина, я решил вылезти, увидев рядом деревню и сосняк вдали. Увы – рядом лесов больше не было.

Вылез из машины около 18 часов, у проезжавшей мимо велосипедистки (кстати, на велосипедах в Беларуси ездят очень часто) спросил: где набрать воды и поставить палатку. Как и ожидал, она  показала на деревню рядом, а еще подарила почти полную бутылку минералки, заявив, что она ей уже не нужна будет.

В деревне колодцы оказались во дворах (как и почти везде в Беларуси), в крайнем доме ко мне отнеслись приветливо, вынесли лейку-воронку, чтобы удобнее набрать воды – но, увы, на ночлег не пригласили (я об этом слегка намекнул). Оказалось, по словам хозяев дома, что лес севернее трассы хотя и хороший, но отделен мелиоративными канавами, и хозяева не знали точно: есть ли мостки через них, и где именно. В  лесу, что южнее, находятся дачные участки, надо проходить за них, ближе к железной дороге. Решив не мудрить, пошел туда – и через километр застопил легковушку с прицепом: дачники (отец с дочкой?) ехали к себе. Они были очень удивлены и приветливы, отвезли меня прямо в лес, специально проехав за дачи, при этом волновались и недоумевали: как я буду один ночевать? Сначала даже предложил отвезти на станцию, чтобы я оттуда ехал в Кобрин, где есть вокзал с залом ожидания. Я отказался, и полушутя, предложил им пристроить меня на ночлег, но мужик воспринял серьезно и извинился: «да мы сейчас же вернемся: в Минск едем». 

Сосновый лес оказался замечательно сухим и без травы, но представлял собой узкую полосу между дачами и железной дорогой, пересекаемую многочисленными тропами. Но делать нечего – понадеялся на рабочий день и на то, что вряд ли кто-то будет под надвигающимся дождем чкаться с в лесу (да и  последние собеседники заверили, что у них дачники спокойные). Все же, народ по тропкам в прямой видимости ходил: и от остановки дизеля, и машины ездили (кстати, те же новые знакомые и правда проехали через час назад, так что не обманули). Громыхало вовсю, но я успел поставить палатку, приготовить ужин, и только в 20.00 упали первые капли... Далее дождь пошел весьма сильный, с сильной же грозой, прошедшей прямо над моим лагерем: промежутка между молниями и громом практически не было. Проснувшись ночью, обнаружил, что палатка в одном месте слегка протекает, но, т.к. был один, ничего предпринимать не стал, просто отодвинулся от этого угла и продолжил сон.

20 июля

Утром вокруг стоял туман: испарения после ливня от прогревшийся до того земли. Костер, несмотря на сосновые дрова, разгораться никак не хотел – уж слишком все намокло. В итоге на приготовление пищи я плюнул (жаль было терять время), и пешком дошел до трассы. Машины шли еще с включенными подфарниками, видимость была от силы метров сто, место неудобное, однако минут через десять остановилась «Волга» с молодым парнем за рулем. Он-то и довез меня до канала, высадив прямо у моста через него на объездной.

Днепробугский канал ничего особенного не представляет – речка в прямых заросших берегах, да и все. В принципе, я ничего зрелищного и не ожидал. Однако паломничество к нему мне хотелось совершить  по сентиментально-иррациональным  соображениям: в истории Словении и Руси этот канал сыграл принципиально  важную роль. Хотя, конечно, был и вполне практический интерес: сфотографировать водную артерию для иллюстрации задуманной исторической статьи. 

Фотки, правда,  получились не слишком эффектные: туман,  да и канал, как уже говорилось, отнюдь не живописен... 

Вновь забравшись на эстакаду, двинулся назад, до нужной мне Минской трассы (М1). Было до нее три с небольшим километра и прошел их пешком – хотя и махал редким попутным машинам.

«Минка» (она же «Олимпийка») представляет собой двухрядную бетонную автостраду, по совковым меркам – довольно шикарную: имеется даже разметка с номерами и вдавленными  между рядами светоотражающими «пимпочками». Аборигены поясняли, что обустроили трассу к «Олимпиаде-80», хотя, думаю, имели в виду ее проектировщики и военно-стратегические цели. По крайней мере, танковые гусеницы покрытие явно выдержит, а один из водителей потом сказал и еще более интересную вещь:

- Там дальше, на одном участке, в километров пять длиной, трасса вдруг резко  расширяется – шесть рядов, да еще  и без разделительной полосы. И неспроста – она там представляет собой запасной аэродром на случай войны, способный принимать все типы самолетов! 

Позиция на развязке у объездной мне не понравилась, так что я, по своему обыкновению, двинулся пешком, и уже привычно застопил «спиной» машину, не пройдя и двух сотен метров. Ни марка ее, ни облик водителя ничем примечательным не являлись, и в памяти не отложились – но доехал я до поворота на г.Березу, каковой я собирался посетить.

До городка было менее 4 километров, и (ну, конечно!) я пошел пешком. И (опять же, «конечно»), несмотря на весьма слабое движение, застопил вторую или третью  из проходивших машин, которая и довезла меня прямо до музея. 

Для провинциального городка оказался он довольно большим: занимает двухэтажный особняк и работает (в отличие от большинства своих «коллег») с 9 часов, так что время убивать не пришлось.

Среди прочего, выяснил, что окрестностях города попадаются в известняках окаменелости, в том числе и панцири морских ежей.

Распрощавшись, сфотографировал довольно красивую, хотя и стандартной архитектуры, церквушку в двух кварталах,  и неожиданно рано – в 10 утра – готов был покинуть город. Приятно летом путешествовать – времени на все хватает. Стал спрашивать прохожих – как попасть на выезд из города?  

 К удивлению, буквально все показывали не в ту сторону, откуда я приехал, а совсем на другую улицу. Решив, что  где-то она сходится с главным выездом, я пошел по ней – и обломался: из Березы, небольшого по любым меркам городка, ведут на трассу две дороги. И на обоих имеется неплохой асфальт (в Беларуси вообще покрытие дорог почти везде хорошее). Но большинство машин с «Олимпийки» почему-то идут  по южному пути. В общем, три километра до трассы я шел пешком – мимо меня прошли лишь две перегруженные машины...

Зато, вылезя наконец на М1, я обнаружил прямо за ней не обозначенный в «Атласе» обширный пруд, на каковом стояли рыбаки-любители. Берега, правда, были торфянистые и вода выглядела несколько стоячей, так что целиком купаться я не решился, но ноги помыл и носки постирал, что было весьма кстати.   

Позиция на трассе мне снова не понравилась – и снова, как обычно в этой экспедиции, машина застопилась через несколько минут. Да какая! Точнее, машина-то была обычная (микроавтобус типа «Газель»), но с каким водителем! 

Первоначально я не обратил внимание на лопату в грузовом отсеке, куда клал рюкзак, и понял, с кем еду, только когда сидевший за рулем парень лет 25 сказал: 

- Вижу: свой человек! Копать едешь, или на разведку?

Натурально, я подумал что водитель – черный поисковик, но оказалось другое – черный археолог! При этом, когда мы с ним разговорились, проявил он себя настоящим интеллектуалом, так что подстраиваться под собеседника мне совершенно не пришлось. Очень быстро мы пришли к консенсус по обсуждавшимся вопросам, а именно: 

1. Лукашенко – диктатор. Путин тоже. Однако каждый народ имеет того правителя, которого заслуживает. И который потом имеет народ.

2. Ковырять без открытого листа курганы и городища – варварство, в поисках же монет на барских усадьбах и иных местах без культурного слоя и стратиграфии большого греха нет.

3. В черную археологию идут люди с соответствующими генетическими особенностями (авантюризм, любопытство), в общем, стимулом является прежде всего кайф от поиска, а не желание разбогатеть. Заработать можно, при желании, и в городе, причем даже больше.

Очень настойчиво советовал он мне посетить поселок Мир (дальше по минской трассе):

- Там наиболее сохранившийся замок в Белоруссии! Ты что – быть почти рядом и не посмотреть? Стены толстенные, башни... Второго такого места у нас нет. И, по крайней мере, недавно, лазать по нему можно свободно – никакой дури, вроде взимания платы, нет! Обязательно заверни...

Увы – замок был мне никак не по пути...  

Когда речь зашла о культовых камнях, собеседник заявил, что видел по крайней мере два, причем не в музеях, а in siti!

...Слоним, как и большинство населенных пунктов Беларуси, находится в стороне от магистрали – и от «Минки» к нему вели сразу две дороги. Южная длиной в 53 километра, и северная в 37 (хотя для меня она была дальше). Водитель-кладоискатель сам не знал, по какой больше поток, но предполагал, что по северной, ибо связывает она Слоним  с ближайшим крупным городом, Бобруйском. 

Высадившись, стал по ступенькам подниматься на проходящий над трассой путепровод, как услышал частые сигналы и обернулся: знакомый микрик сдавал задним ходом! Подбежал, а драйвер, усмехаясь, протянул мне подобранную им на полу кабины бейсболку! Спасибо ему огромное – хотя, в принципе, вещь эту потерять мне было бы не жалко, свое она давно отслужила.

Поблагодарив парня, пошел голосовать. Ничего не поделаешь, придется повторить традиционную фразу: движение плохое, позиция в лесу, но через полчаса остановилась красная легковушка с семейной парой на передних местах – они и довезли меня до центра Слонима. По пути отметил, что прямо на въезде в город дорогу пересекает река, не слишком  полноводная, с многочисленными купающимися и загорающими. Причем имелись даже цивильные пляжные зонтики и кабинки. 

Замечу, что вода уже давно невольно притягивала взгляд, ибо стало неожиданно жарко – по субъективным оценкам, градусов под 30. Впрочем, жара – не холод и не дождь. 

Идти пришлось почти через весь город, так что попутно его осмотрел. Что сказать? Слоним мне в целом понравился. Один из немногих белорусских городов, имеющих свое неповторимое лицо. Улицы расположены как бы в трех уровнях, кое-где сохранилась брусчатка. И очень интересны (и отреставрированы) храмы: и католические и необычные, явно спроектированные под западным влиянием, православные. Много цветов. Люди, в общем, приветливы, неторопливы и доброжелательны. Словом – неплохо. Правда, когда я захотел купить хлеба – выяснилось, что здесь (как и, впрочем, повсюду в стране Лукашенко) сохранилась социалистическая специализация магазинов. И хлебные магазины расположены вовсе не на каждом углу, да и выбор в них бедноват: от силы три – четыре наименования хлебобулочных изделий.

Покидать гостеприимных работниц культуры не хотелось, но надо было. Выяснил, что до выезда из города километров пять, и лучше всего доехать на городском автобусе. Пошел на указанную остановку – и проторчал час! При том, что там висит расписание, согласно которому за это время должно было быть минимум два рейса! Маршруток тоже не было (они в Беларуси если и есть – то в основном государственные). В общем, ненавязчивый сервис времен социализма. Знал бы – пошел пешком. 

Все же дождался автобуса, и доехал до нужного выезда. Отметил, что на восточной окраине города имеется сеть прудов с оборудованными пляжами и множеством отдыхающих.

Далее я направился в одну из интересовавших меня деревень.

Погода была солнечная, виды вокруг приятные, так что шагал с удовольствием. Дело лишь слегка портили тяжеловатый все же рюкзак и постоянные спуски и подъемы – местность оказалась весьма холмистой...  За примерно час такого хода мимо прошло машин 7 - 10 – большинство показывали, что перегружены или сворачивают. Пара легковушек остановилась тут же у обочины, прямо на моих глазах, и пассажиры их пошли искать что-то в растущем вдоль трассы сосняке. Заинтересовавшись, я тоже свернул с трассы и обнаружил, что в траве полным-полно земляники (точнее, клубники). Увы, на сбор ее не было времени, так что сорвал лишь с десяток ягод и сфотографировал растение с довольно красивыми цветками, вероятно, из сем. гвоздичных – здесь их много, но в Подмосковье таких цветов я не встречал.

Увидел и очередной раскрашенный валун с противопожарным лозунгом – надо же, даже на этой третьестепенной дороге поставили. 

Здесь наконец остановилась шикарная иномарка, и я без проблем и приключений достиг деревни.

Проезжая по деревне, я вновь обратил внимание на стоящие в начале улиц высокие деревянные кресты, окруженные заборчиками и украшенные лентами (они попадались мне практически везде в Западной Белоруссии), и спросил об их назначении своих проводников. Краевед ответила:

- Здесь же и католики живут, и православные. Там, где православные в основном деревни, ставят такие кресты: вроде как считается, деревня (улица) освящена. 

Отмечу, что все кресты исключительно разнообразные и украшены каждый по своему. Вполне можно заниматься коллекционированием их фотографий – работы хватит надолго.

      Любовался также богато украшенными резьбой и росписью домами и хозпостройками. Нельзя сказать, чтобы украшения эти были очень уж каноническими, славянскими – но, благодаря ярким краскам, смотрелись приятно и весело. Подобно раскрашенные дома (не по стилю, а по ярости красок) я до того видел только в Владимирской области, в д.Большие и Малые Острова.

 Это страница     №1    продолжение на    №2    и   №3  

ГЛАВНАЯ 1

НАЗАД

ГЛАВНАЯ 2

Купить диплом Астрахань по материалам http://www.rdiplomans.com.
Хостинг от uCoz